Славяне в Крыму

Славяне появились в Крыму еще в первые столетия нашей эры. Отдельные историки связывают их появление на полуострове с так называемым великим переселением народов III—VIII вв. н. э. Наиболее выразительные следы славянской культуры, выявленные археологами, относятся ко временам Киевской Руси. Например, при раскопках на холме Тепсель (возле нынешнего поселка городского типа Планерского) обнаружено, что там долгое время существовали славянские поселения, возникшие в XII— XIII вв. Открытый на холме храм по своему плану близок к храмам Киевской Руси, а раскопанная в одном из жилищ печь напоминает древнерусские. То же можно сказать и о найденной при раскопках керамике. Остатки древнерусских церквей выявлены в различных регионах полуострова, большая часть из них находится в восточном Крыму. Фресковые росписи и штукатурка, судя по фрагментам, найденным в этих руинах, близки к подобному материалу киевских соборов XI—XII вв.

Письменные источники свидетельствуют, что Крым еще в начале IX в. попадает в сферу влияния древнерусских князей. Например, житие Стефана Сурожского рассказывает, что в первой четверти IX в. русский князь Бравлин напал на Крым, овладел Херсоном, Керчью и Судаком (часть историков считают этот эпизод полулегендарным).

В середине XI в. древние русы начинают оседать в Приазовье, овладевают греческим городом Таматархой, позднейшей Тмутараканью — столицей будущего древнерусского княжества. Источники дают основание полагать, что к середине X в. власть киевских князей распространялась и на часть земель в Крыму и прежде всего на Керченский полуостров.

В 944 г. киевский князь Игорь посадил своего наместника в Крыму, вблизи Керченского пролива, вытеснив оттуда хазар. Точно установить границы владения русских земель в Крыму в этот период сложно. Но о возросшем влиянии русов в Крыму свидетельствует текст договора, заключенного Игорем с Византией после неудачного похода на Константинополь в 945 г.: «А о Корсуньской стране: елико же есть городов на той части, да не имуть власти князи Рускии... и та страна не покоряется вам», т. е. киевскому князю. Этим договором Вазантия стремилась ограничить влияние русских князей в Крыму, используя поражение русов в 945 г. Этим же договором киевский князь обязался защищать Корсуньскую землю от черных болгар, что было возможно лишь при условии сохранения за Игорем определенной территории в восточной части Крыма или на Тамани, где в то время складывалось будущее Тмутараканское княжество.

Сын Игоря Святослав сумел укрепить влияние киевских князей в Крыму, особенно в период 962—971 гг. Лишь неудачный поход Святослава в Болгарию вынудил его пообещать византийскому императору не претендовать «ни на власть Корсуньскую, и елико есть городов их, ни на страну Болгарську». Но это было временное отступление Руси в Крыму. Сын Святослава Владимир осуществил в 988 г. поход на Корсунь и овладел городом.

Византии пришлось подписать с Киевским князем договор, которым признавались его владения в Крыму и Приазовье. Благодаря этому договору Киевская Русь получила выход к Черному морю и укрепила зависимое от нее Тмутараканское княжество. После корсуньского похода к этому княжеству был присоединен город Боспор с округом, получивший русское название Корчев (от слова «корча» — кузница, нынешняя Керчь).

В течение всего XI в. Тмутараканское княжество, в том числе его земли на Крымском полуострове, принадлежало Древней Руси. В конце XI в. упоминания о Тмутаракани из летописи исчезают, но, очевидно, еще до середины XII в. Керченский полуостров и Тамань были русскими. Во второй половине XII в. Тмутараканское княжество пало под ударами половцев, кочевавших в Северном Причерноморье.

О том, что земли на Керченском полуострове принадлежали киевским князьям, говорит целый ряд письменных источников. Идриси называл Керченский пролив «устьем Русской реки» и знал в этом регионе даже город с названием «Россия» (Можно предположить, что это русский Корчев, который, по сообщению византийского источника 1169 г., какое-то время назывался «Россия»). На средневековых европейских и азиатских картах Крыма сохранилось немало названий городов, свидетельствующих о давнем и длительном пребывании на полуострове русов: «Косаль ди Россиа», «Россиа», «Россофар», «Россо», «Росика» (вблизи Евпатории) и др.

Половецкое, а затем монголо-татарское нашествие надолго отрезало Крым от Киевской Руси.

www.interbron.ru/krym/slav.php


Образование Крымского ханства.
Завоевание Крыма монголо-татарами.
Выделение Крымского ханства из Золотой Орды.

К XIII в. Крым, благодаря развитому земледелию, быстрому росту своих городов, стал экономически высокоразвитым краем. Не случайно, что именно сюда направили один из своих первых ударов (на территории нашей страны) татары.

Первым подвергся их нападению Судак. Это произошло в 1223 г. За первым набегом последовали другие (в 1238, 1248, 1249); с тех пор татары подчинили Судак, обложили его данью и посадили туда наместника. А в Солхате (Старый Крым) во второй половине XIII в. обосновалась татарская администрация, город получил новое название — Крым, распространившееся позднее на весь полуостров.

Татарская агрессия в Крыму первоначально ограничилась восточным Крымом, причем зависимость от татар не шла дальше выплаты дани, ибо татары-кочевники еще не были в силах экономически господствовать в жизни края. В конце того же XIII в. татары обрушились и на западный Крым. В 1299г. полчища Ногая разгромили Херсон и Кырк-ор, прошли огнем и мечом по цветущим долинам юго-западного нагорья. Многие городки и поселки были сожжены и уничтожены.

Постепенно татары начинают оседать в Крыму. В XIV в. в восточном (около Судака) и юго-западном районах Крыма появились первые феодальные поместья гюлуоседлой татарской знати (беев и мурз).

Лишь позднее, в XVI в., особенно в XVII—XVIII вв., к оседлому земледелию начали в массе переходить и сами татары. Процесс этот шел повсеместно и в восточных районах Крыма, и в западных. В районе Бахчисарая еще на рубеже XIII—XIV вв. возник , татарский бейлик (вотчинное землевладение) бея из рода Яшлавских, представлявших собой, в сущности, полузависимое феодальное княжество с центром в Кырк-ор, нынешнем Чуфут-Кале.

Тогда же, в XIV в., начали формироваться бейлики из других сильных татарских родов — Ширинов, Барынов, Аргынов. Образование этих бейликов было одним из проявлений общих тенденций монгольских эмиров к обособлению вследствие ослабления Золотой Орды. Непрерывная междоусобная борьба внутри монгольской империи привела к тому, что Крым во второй половине XIV в. становится уделом различных и быстро сменявшихся временщиков.

Смуты принимали в Золотой Орде все более хаотический характер, когда трудно далее установить, кого из соперничающих ханов надлежит признать действительно руководящей фигурой. По сути Золотая Орда перестала быть единственным государством с центральной властью, которой подчинялись бы все татарские улусы. В известной мере можно было сказать, что Золотой Орды в прежнем смысле уже не было, остались лишь одни татарские улусы, возглавляемые ханами из династии Чингисидов. Золотая Орда в эти годы смуты, раздора, политической анархии все больше теряла свои позиции в оседлых, земледельческих районах. Первым отпал Хорезм еще при Улугбеке, в 1414 году. Затем отпали Булгар и Крым.

Противоречивой является дата образования Крымского ханства. Наибольшее количество исследователей образование Крымского ханства относят к 1443 году. В одной из последних работ, которая касается истории Крымского ханства, изданной в 1984 г. издательством «Наука», «Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XV—XVI вв.», тоже называют 1443 г. Так или иначе, но уже в первой половине XV в. мы видим выделение из Золотой Орды двух наиболее богатых и культурных областей в недалеком прошлом — Крыма и Булгар.

Основание Крымского и Казанского ханства означало, что Золотая Орда превращалась почти целиком в кочевое государство, в явную помеху для дела развития не только Руси, Литвы, Польши, но и других трех оторвавшихся областей — Хорезма, Казанского и Крымского ханства.

Смуты и раздоры привели к упадку городской жизни и земледелия в культурных оседлых областях. Все это не могло не усилить кочевой сектор Золотоордынского государства. Именно в этой обстановке и подняли головы вожди отдельных мелких татарских улусов. Цетробежные силы в степи осуществлялись прежде всего через стоящих во главе их царевичей рода Чингисидов. Сама по себе степь давала меньше доходов ханской казне, чем подвластные города и селения землевладельцев.

Земледельческие области переходили из рук в руки. Междоусобная борьба разрушала производительные силы, население беднело, производительность труда крестьян и ремесленников уменьшалась, а требования сменяющихся правителей росли. А между тем экономика переживала кризис. Торговля резко сократилась, ремесла были в полном упадке и питали только местные рынки.

Борьба за независимость складывавшегося государства в Крыму велась долго и упорно. Еще до смерти Едигея (в 1419 г.) власть в Золотой Орде захватил четвертый сын Тохтамыша Джаббар-Берды. После этого мы видим, что соперничество ханов в Золотой Орде резко обостряется, появляется сразу несколько претендентов.

Среди них прежде всего следует отметить Улуг-Мухаммеда и Девлет-Берды, имя которого часто встречается в источниках 20-х годов XV в. Однако благоденствие Улуг-Мухаммеда продолжалось недолго. В 1443 г., согласно Абу-ар-Реззаку Самарканди, он получил известие, что Борок-хан разгромил войска Улуг-Мухаммеда и захватил власть в Орде, затем разгромил и силы Девлет-Берды. Улуг-Мухаммед бежал в Литву, Девлет-Берды — в Крым. Характерно, что события этих лет дошли и до Египта, где согласно старой традиции продолжали интересоваться золотоордынскими делами. Ал-Айни рассказывает, что весной 1427 г. пришло письмо от захватившего Крым Девлет-Берды. Лицо, посланное с письмом, сообщило, что в Дешт-и-Кыпчак продолжается смута, что там три правителя оспаривают друг у друга власть. «Один из них по имени Девлет-Берды овладел Крымом и прилегающим к нему краем».

Письмо Девлет-Берды к мамлюкскому султану в Египте указывает, что Крым был в то время в сношениях с ним.

Один наместник сменяет другого: в 1443 году Хаджи-Гирей («удалившийся» десять лет назад к польскому королю после очередного поражения) вновь появляется в Крыму и с помощью Литовского короля овладевает престолом.

Положение Хаджи-Гирея в Крыму на этот раз было более прочным, его поддерживали крупнейшие мурзы и беи, но внешнее положение нового государства было чрезвычайно сложным.

В 80-е годы между Днепром и Доном, после распада оолотой Орды, образовалась Большая Орда Сейд-Ахмеда. Претендуя на лидерство среди татарских улусов, Орда Сейд-Ахмеда вела напряженную борьбу как против Волжской орды Улуг-Мухаммеда, так и против Крыма.

В создавшейся ситуации Сейд-Ахмед пытается то вытеснить Хаджи-Гирея из Крыма, то ослабить хана Волжской орды — Улуг-Мухаммеда, находясь при этом в союзе с правителем другого волжского улуса Кучук-Мухаммедом. В 1455 году Сейд-Ахмед потерпел сокрушительное поражение от войск Хаджи-Гирея.

На рубеже 50—60-х годов XVI столетия соперничество среди ханов привело к новому решительному столкновению, которое произошло в 1465 году. Как раз в этот момент правитель Большой Орды хан Ахмат собрал большую армию для нанесения удара по Московскому государству. Столкновение это завершилось полным торжеством Крымского хана Хаджи-Гирея и, несомненно, оказало воздействие на расстановку сил в Восточной Европе, на создание в этом регионе новой политической конъюнктуры. В этих акциях Хаджи-Гирея молено видеть попытку выработать новый курс внешней политики Крыма. Не случайно уже в эти годы Хаджи-Гирей-хан добивается сближения с Москвой, предвосхищая тем самым политику Менгли-Гирей-хана 70—90-х годов XV в., носившую во многом промосковскый и вместе с тем антилитовский характер.

Установление в первой половине 60-х годов королем Казимиром тесных торговых и политических отношений с генуэзской Кафой указывало на появление противоречий между Крымским ханством и Литвой. Однако главная опасность для Крыма в этот момент надвигалась не со стороны Литвы, а со стороны Турции, где уже разрабатывался план покорения Крыма. В разработке плана кампании против Крыма участвовал не только сам султан, но и его визирь Гедик-Ахмед-паша, назначенный тогда главнокомандующим османскими вооруженными силами. Первой политической акцией этого плана было отстранение от власти Менгли-Гирей-хана незадолго до начала боевых операций по овладению Кафой.

Неуверенный в готовности Менгли-Гирея активно участвовать в кампании на стороне султана, поскольку были известны его тесные контакты с Кафой (так, в 1469 году он защищал ее от посягательств самого султана, а в 1474 году — от нападения ширинских мурз, возглавляемых Эменеком), Гедик-Ахмед-паша предпочел иметь дело не с представителем династии Гиреев, а с главой рода Ширинов Эменеком.

В результате Менгли-Гирей-хан в начале 1475 года был заключен в Мангупскую крепость, а Эменек направлен в Старый Крым. И когда османский флот в составе 300—500 судов появился весной 1475 г. на Кафинском рейде, Гедик-Ахмед-паша мог рассчитывать на выступление против Кафы крымских татар под командой Эменека. Задуманная таким образом операция по овладению генуэзской крепостью длилась всего три-четыре дня. Вслед и вся система итальянских колоний фактически была упразднена в Северном Причерноморье. Под власть Порты попали Тамань, Азов, Анапа; в Крыму — Керчь, Кафа, Судак, Чембало (Балаклава). Овладев основными стратегическими пунктами прибрежной полосы Крыма, а также Таманского полуострова, Гедик-Ахмед-паша приступил к политическому оформлению одержанной победы. Для этого понадобилась влиятельная фигура представителя династии Гиреев, в частности, Менгли-Гирея.

В июле 1475 года он был освобожден из мангупского заточения и тогда же заключил с Гедик-Ахмед-пашой договор большой исторической важности для судьбы Крымского ханства и всего региона в целом. В послании (в письме) 1475 года к султану Мухаммеду II Менгли-Гирей-хан сообщал: «Мы заключили с Ахмед-пашой договор и условия: быть падишаха другу — другом, а его врагу — врагом». Добившись, таким образом, в течение 1475 года осуществления своих планов в отношении Крыма, Ахмед отнюдь не считал свою программу выполненной, стремясь расширить и укрепить свое влияние в Восточной Европе, он не довольствовался подчинением Крыма; теперь ставилась задача установить контроль и над другими улусами бывшей Золотой Орды. Чтобы превратить этот улус в своего вассала, султан в 1476 году санкционировал политическое сращивание Волжского юрта с Крымским. Это было осуществлено путем отстранения от власти Менгли-Гирея и передачи ее Джанибеку.

Однако уже через год-два султан, видимо, стал понимать невыгодность и даже опасность сохранения тесных политических контактов Крыма с Большой Ордой. Чело в том, что хан Ахмат только декларировал верность Порте, на деле же стремился возродить могущество Золотой Орды. Разумеется, дальнейшее усиление политической власти Ахмата, а, следовательно, и Джанибека, все больше беспокоило султана, а вместе с ним и влиятельные круги крымских феодалов.

В 1478 году из Крыма был изгнан Джанибек. Менгли-Гирей вновь был освобожден из турецкого плена и в третий раз посажен на крымский престол.

www.interbron.ru/krym/tatar.php


Назад в "Законы"
Назад в раздел "Публикации"
Назад на главную > > >


SpyLOG ТОП Русских патриотических сайтов Кольцо Патриотических Ресурсов www.русскоедвижение.рф
Free counters!

Используются технологии uCoz