РЕЧЬ В ПРЕНИЯХ ПОДСУДИМОГО ПОДЪЯЧЕГО В.В.
на суде 23 января 2011 г.

Ни одна организация Крыма ни до, ни после
Народного фронта «Севастополь-Крым-Россия»
не ставила своей целью возвращения Крыма в Россию

См. также "Об инспирированным режимом Ющенко уголовном деле против НФ«С–К–Р» > > >

Принципы территориальной целостности и нерушимости границ вытекают из суверенного равенства, уважения прав, присущих суверенитету государства, и относятся к области международного права. Эти принципы определяются международно-правовыми документами (Устав ООН, Хельсинский Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года, международные договоры и т.д.), в то время как Уголовный Кодекс Украины является источником внутригосударственного права и указанных выше вопросов не определяет.

Как Устав ООН, так и Хельсинский Заключительный акт к нарушению принципов нерушимости границ и территориальной целостности относят:

1) «Нерушимость границ» – любые посягательства государств-участников как на границы друг друга, так и всех государств в Европе, а также любые требования или действия, направленные на захват и узурпацию части или всей территории любого государства-участника;

2) «Территориальная целостность государств» – любые действия, несовместимые с целями и принципами Устава ООН, против территориальной целостности или политической независимости или единства любого государства-участника и, в частности, любые действия, представляющие собой применение силы или угрозу силой, а также любые действия по превращению территории друг друга в объект военной оккупации или другие прямые или косвенные меры применения силы в нарушение норм международного права.

Устав ООН, Хельсинский Заключительный акт определяют, что как субъектами, так и объектами таких нарушений международного права, как посягательство на территориальную целостность государств являются государства, к которым и применяются установленные Уставом ООН международные санкции. Статья 110 УК Украины, в которой украинские законодатели «возложили» ответственность за посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины на физических лиц, а также включили в её содержание части 1, 2, 3, в которых отнесли к посягательствам на территориальную целостность и неприкосновенность Украины ряд действий, являющихся действиями физических лиц, а не государства, противоречит положениям Устава ООН, Хельсинского Заключительного акта, к применению не подлежит и должна быть исключена из УК Украины.

В связи с этим приведу цитату из статьи адвоката Ивана Бакая «Игры патриотов. В Украине уже сажают за инакомыслие?» на портале «Украина криминальная». «Казалось бы, учитывая проблемы на Северном Кавказе, Россия должна была бы максимально ужесточить ответственность за деяния, связанные с посягательством на территориальную целостность. Однако в Уголовном кодексе РФ мы находим только одну норму, которая защищает территориальную целостность федерации – это статья 279 («Вооружённый мятеж»).

Согласно этой норме, уголовному преследованию подлежит «организация вооруженного мятежа либо активное участие в нем в целях свержения или насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации либо нарушения территориальной целостности Российской Федерации». Таким образом, очевидно, что аналогичная норма из российского УК карает только за конкретные действия, связанные с вооружённым мятежом, но не содержит каких-либо запретов на публичные высказывания» – заключает юрист.

Ч.3 ст.2 Конституции Украины гласит: «Территория Украины в пределах существующей границы целостна и неприкосновенна.»

Государственной границей Украины является линия и вертикальная поверхность, которая проходит по этой линии и определяет пределы территории Украины – суши, вод, недр, воздушного пространства (ст.1 Закона Украины «О государственной границе Украины» от 4 ноября 1991 года).

Делимитация границы (лат. delimitatio — установление границ) — определение общего положения и направления государственной границы между сопредельными государствами путём переговоров.

Демаркация границы (лат. demarcatio – разграничение) – проведение линии государственной границы на местности с обозначением её специальными пограничными знаками.

В соответствии со ст. 2 Закона Украины «О государственной границе Украины» государственная граница Украины определяется Конституцией Украины и законами Украины, а также международными договорами Украины, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины, но никак не распоряжением президента. Распоряжением Президента Украины №187/99-рп лишь временно установлена линия охраны государственной границы в Азовском и Чёрном морях и Керченском проливе. Ст.5 Договора между Российской Федерацией и Украиной о российско-украинской государственной границе, подписанного в Киеве 28 января 2003 года, гласит, что «ничто в настоящем Договоре не наносит ущерба позициям Российской Федерации и Украины относительно статуса Азовского моря и Керченского пролива как внутренних вод двух государств». Крым находится между Украиной и Россией как раз в зоне Азовского моря и Керченского пролива, где нет никаких границ и, более того, договором они и не предусмотрены. Таким образом, договорно закреплено отсутствие государственной границы между Украиной и РФ в Азово-Керченской акватории. Это подтверждается и доказательствами, имеющимися в материалах дела, – запросами адвоката Ивана Бакая в МИД и Госпогранслужбу Украины о существовании государственной границы между Украиной и РФ в районе Азовского моря и Керченского пролива и ответами на них. Из этих ответов следует, что ни делимитация, ни демаркация украинско-российской границы на этом участке не проводилась. Не проводилась она также и в районе Чёрного моря. Следовательно, нет государственной границы между Крымом и Россией и поэтому неуместно и преждевременно вести какие-либо разговоры о посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины. Иными словами, в действиях Подъячего и Клюева отсутвует ОБЪЕКТ преступного посягательства.

Любые призывы к мирной гражданской борьбе – нормальная демократическая практика современных европейских государств, к числу которых относит себя и Украина. Ярким примером позиции Европейского суда по правам человека является решение по делу Zhechev против Болгарии от 21 июня 2007 года, в котором Европейский суд по правам человека в очередной раз выразил позицию Совета Европы – только насильственное, с оружием в руках изменение границ государства и Конституционного строя может преследоваться страной – членом Совета Европы. Фактически СБУ лишает граждан права иметь свое мнение и обращаться с предложениями в органы государственной власти Украины по любым вопросам.

Всё обвинение по данному уголовному делу построено на необоснованных выводах т.н. «судебно-лингвистической» и «научно-правовой» экспертиз. Эти экспертизы проведены с нарушением уголовно-процессуального законодательства и права на защиту, так как лица, проводившие экспертизы, право на проведение таких экспертиз не имели, и дали ответы на вопросы, входящие в компетенцию правоохранительных и судебных органов, т.е. о наличии объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.110 УК Украины.

Согласно ч.1 ст.17 Закона Украины «О судебной экспертизе» для присвоения и лишения квалификации судебного эксперта и квалификационных классов создаются экспертно-квалификационные комиссии (ЭКК) при министерствах и других центральных органах исполнительной власти, к сфере управления которых принадлежат государственные специализированные учреждения, осуществляющие судебно-экспертную деятельность. При этом, как следует из карточки аттестованного судебного эксперта Харьковского научно-исследовательского института судебных экспертиз им. профессора Н.С. Бокариуса Довженко О.В., она аттестована ни ЭКК при центральном органе исполнительной власти, а ЭКК при самом ХНИИСЭ. При этом совершенно очевидно, что ХНИСЭ им. Бокариуса не является вообще органом власти ни центральным, ни местным.

«Вместе с тем, в соответствии с карточкой, «эксперт» Довженко О.В. не является специалистом-лингвистом, а имеет право, в лучшем случае определять АВТОРСТВО НАПИСАННОГО ТЕКСТА. При этом НЕЗАКОННО аттестованный «эксперт» Довженко О.В. взяла на себя смелость давать ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ заключения. Кроме того, ч.3 ст.8 Закона Украины «О судебной экспертизе» гласит, что методики проведения судебных экспертиз (кроме судебно-медицинских и судебно-психиатрических) подлежат аттестации и государственной регистрации в порядке, определяемом Кабинетом Министров Украины. При этом использование ЛИТЕРАТУРЫ вместо методик НЕ ПРЕДУСМОТРЕНО. Вместе с тем в заключении «эксперта» Довженко О.В. НЕТ НИ ОДНОГО СЛОВА ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ДОКУМЕНТА, именуемого «МЕТОДИКА».

Во время допроса в суде эксперт Довженко подтвердила, что у неё нет зарегистрированной в установленном законодательством порядке методики проведения лингвистических экспертиз. Кроме того она пояснила суду, что может проводить только почерковедческие и автороведческие экспертизы. При этом она заявила, что лингвистическая экспертиза является той же автороведческой. На мой вопрос, а почему тогда, если это одно и то же, не была назначена автороведческая экспертиза, право на проведение которой имеет Довженко, а была назначена лингвистическая экспертиза (на проведение которой у неё прав нет) последняя не смогла дать вразумительный ответ.

Вместе с тем эксперт Харьковского НИИ судебных экспертиз им. профессора Н.С. Бокариуса Довженко О.В. в своих выводах прибегла к фальсификациям и придумыванию того, что отсутствовало в тексте пресс-релиза. В пресс-релизе отсутствовало словосочетание «государственная символика Украины»!!! Непонятно на каком основании эксперт сделала вывод из текста пресс-релиза, что «оккупационная символика» – это государственная символика Украины, поскольку что именно является оккупационной символикой, в пресс-релизе не сказано. На здании Верховной Рады АРК присутствует не только государственная символика Украины, однако она почему-то делает следующее заключение: «Отмеченное принимается экспертом-лингвистом как основание для вывода о том, что требование убрать государственную символику (государственный герб, флаг) Украины, в которую в качестве Автономной Республики входит Крым, «со здания Верховного Совета Крыма и обязать все местные органы власти в Крыму и другие подведомственные им учреждения вывесить государственные флаги России» можно рассматривать в качестве публичного призыва к совершению действий, противоречащих общепринятым в Украине нормам деятельности лиц или общественных объединений». Прийти к такому выводу эксперт мог только сам – путём собственных домыслов. Никаких оснований для подобных выводов у эксперта не было. В то же время на допросе в суде Довженко показала, что сама (!) разъяснила, что такое оккупационная символика.

Согласно ч.2 ст.75 УПК Украины «вопросы, которые ставятся эксперту, и его заключения по ним не могут выходить за пределы специальных познаний эксперта». Поэтому непонятно, почему лингвист Довженко рассуждает о том, какие действия должны соответствовать нормам деятельности общественных организаций, а какие нет.

В конце заключения эксперт умышленно изменила слово «воссоединение», которое было в пресс-релизе, на слово «воссоздание», что можно расценить как прямую фальсификацию. Это привело к тому, что научно-правовая экспертиза, основываясь на судебно-лингвистической, анализировала пресс-релиз только со словом «воссоздание» и дала положительное заключение именно с изменённым экспертом-лингвистом словом.

Кроме того, призыв (по Ожегову) – это обращение, а обращение подразумевает наличие адресата, в то время как в пресс-релизе не был указан адресат. Пресс-релиз – это информационно-аналитический бюллетень, а не обращение. Поэтому раз нет обращения, значит и не может быть каких-либо призывов в принципе. В пресс-релизе крымский парламент упоминается в 3-м лице (он, она, оно, они). А призыв (обращение) всегда идёт от 1-го лица (я, мы) ко 2-му лицу (ты, вы) – я (мы) призываю (-ем) тебя (вас).

Согласно данным из энциклопедии лицо — это грамматическая категория, выражающая отношения участников описываемой ситуации и участников речевого акта (говорящего и слушающего). Значение первого лица единственного числа — участник, совпадающий с говорящим. Большинство языков различают три лица: первое (говорящий или группа, в которую он входит; я, мы), второе (слушающий или группа, в которую он входит; ты, вы) и третье (участник, не являющийся ни говорящим, ни слушающим; он, она, оно, они).

Правила обращения в русском языке предусматривают использование двух форм обращения: «вы» и «ты». В Англии, например, есть только одна форма – «you», в Румынии было даже три формы обращения. В Швеции и Польше используется форма третьего лица, например: «Не хочет ли доктор мне помочь?», «Можно ли проводить госпожу?» и т.д. (www.manners.ru/address.html – сайт Манеры.ру)

Согласно рекомендованному Министерством образования РФ учебнику «Русский язык» 5 класс под редакцией М.М.Разумовской и П.А.Леканта обращением называется слово или сочетание слов, которое называет того, к кому (или к чему) обращаются с речью. Обращение членом предложения не является и может занимать в нём любое место. Обращение выделяется запятыми. В тексте пресс-релиза словосочетание «крымский парламент» состоит из слов, являющихся членами предложения. При этом словосочетание «крымский парламент» запятыми не выделено, значит нет обращения к нему. Логика в данном случае очевидна: нет запятых – нет обращения, нет обращения – нет призывов (а призыв – это всегда обращение), нет призывов – нет преступления!

Таким образом, есть все основания считать, что заключение эксперта Харьковского НИИ судебных экспертиз им. профессора Н.С. Бокариуса Довженко О.В. является необоснованным и вызывает сомнения в его правильности.

Следует отметить также, что я и Клюев С.С. при назначении и производстве экспертизы были лишены возможности в соответствии со ст. 197 УПК заявить отвод эксперту, просить о назначении эксперта из числа указанных нами лиц, просить о постановке перед экспертизой дополнительных вопросов.

Ст.10 Закона Украины «О судебной экспертизе» изложена в следующей редакции:

«Судебными экспертами могут быть лица, которые имеют необходимые знания для предоставления выводов по исследуемым вопросам.

Судебными экспертами государственных специализированных учреждений могут быть специалисты, которые имеют соответствующее высшее образование, образовательно-квалификационный уровень не ниже специалиста, прошли соответствующую подготовку и получили квалификацию судебного эксперта по определенной специальности.

Для проведения судебных экспертиз, кроме тех, которые проводятся исключительно государственными специализированными учреждениями, могут привлекаться также судебные эксперты, которые не являются работниками этих учреждений, при условии, что они имеют соответствующее высшее образование, образовательно-квалификационный уровень не ниже специалиста, прошли соответствующую подготовку в государственных специализированных учреждениях Министерства юстиции Украины, аттестованы и получили квалификацию судебного эксперта по определенной специальности в порядке, предусмотренном данным Законом». При этом гражданин Костенко А.Н. в учреждениях Минюста Украины не обучался и соответствующую квалификацию не получал.

Ч.3 ст.8 Закона Украины «О судебной экспертизе» изложена в следующей редакции: «Методики проведения судебных экспертиз (кроме судебно-медицинских и судебно-психиатрических) подлежат аттестации и государственной регистрации в порядке, который определяется Кабинетом Министров Украины». При этом гражданин Костенко А.Н. не указывает какой ЗАРЕГИСТРИРОВАННОЙ МЕТОДИКОЙ он пользовался при проведении экспертизы. При этом изучение базы данных в реестре Минюста показало, что методика подобной экспертизы отсутствует.

П.2 Постановления Пленума Верховного Суда Украины № 8 от 30.05.97 года, изложен в следующей редакции: «Указать судам на недопустимость назначения экспертизы в случаях, когда выяснение определенных обстоятельств не нуждается в специальных знаниях, а также постановке перед экспертом правовых вопросов, решение которых отнесено законом к компетенции суда (в частности относительно вины, невменяемости или недееспособности лица, и тому подобное)». При этом совершенно очевидно, что вопрос о наличии в действиях подсудимых Подъячего и Клюева состава преступления в данном деле находится в исключительной компетенции уважаемого суда.

Вместе с тем эксперт – доктор юридических наук, заведующий отделом уголовного права и криминологии Института государства и права им. В.М. Корецкого НАН Украины, академик Академии Правовых Наук Украины Костенко А.Н. в своих выводах прибег к домыслам и придумыванию того, что отсутствовало в тексте пресс-релиза. В пресс-релизе отсутствовало упоминание о государственной символике Украины! Непонятно на каком основании эксперт сделал вывод из текста пресс-релиза, что «оккупационная символика» – это государственная символика Украины, поскольку что именно является оккупационной символикой, в пресс-релизе не сказано. К сведению Костенко на здании Верховной Рады АРК присутствует не только государственная символика Украины.

Непонятно как можно изменить пределы территории Украины если только снять «оккупационную» символику (даже если согласиться с Костенко для которого оккупационная и государственная символика – одно и то же) и никакой другой символики не выставлять взамен. В пресс-релизе (читайте внимательно!) ничего не предлагается устанавливать или вывешивать на здании Верховной Рады АРК!!!

Непонятно как можно изменить пределы территории Украины если, не снимая никакой символики со зданий местных органов власти и подведомственных им учреждений («оккупационную» символику предлагалось убрать только со здания Верховной Рады Крыма), вывесить рядом также государственные флаги России.

Эксперт Костенко умышленно изменил слово «воссоединение», которое было в пресс-релизе, на слово «воссоздание». Это привело к тому, что научно-правовая экспертиза, якобы основываясь на судебно-лингвистической, где была допущена «опечатка», анализировала пресс-релиз только со словом «воссоздание», хотя Костенко получил для анализа и сам пресс-релиз, где в тексте было слово «воссоединение».

Выполняя поручение суда от 16 февраля 2009 года, начальник следственного отдела ГУ СБ Украины в АР Крым в своём запросе просит эксперта Костенко «уточнить данные проведенной научно-правовой экспертизы, дополнительно сообщив следующее: содержатся ли в том числе в призыве «принять Декларацию о воссоединении Крыма с Россией» публичные призывы к изменению пределов территории Украины в нарушение порядка, установленного Конституцией Украины». Костенко уходит от ответа на поставленный вопрос и отвечает таким образом, что на заключение в целом эта «опечатка» не повлияла. Следовательно, можно сделать вывод, что в в требовании «принять Декларацию о воссоединении Крыма с Россией» эксперт так и не обнаружил призывов к нарушению территориальной целостности Украины!!!

Ни о каких «ПРЕДЕЛАХ» территории Украины в ст.73 Конституции речь не идет. Добавив лишнее слово в Конституцию Украины эксперт присвоил себе полномочия Верховной Рады Украины. Ст.73 Конституции Украины гласит: «Исключительно всеукраинским референдумом решаются вопросы об изменении территории Украины»

Закон Украины «О правопреемстве Украины» определяет, что государственной границей Украины является граница между УССР, БССР, РСФСР и Республикой Молдова по состоянию на 16 июля 1990 года (Республики Молдова тогда не существовало). Эксперт забыл, что ГРАНИЦЫ МЕЖДУ РЕСПУБЛИКАМИ СССР НЕ БЫЛИ УСТАНОВЛЕНЫ НИКАКИМИ ЗАКОНАМИ. Не обозначены границы и сегодня, так о какой границе говорит Костенко, ссылаясь на закон «О правопреемстве Украины»?

Ни один закон Украины не дает расшифровки термина ПРЕСС-РЕЛИЗ. При этом энциклопедии дают такую расшифровку и определяют, что ПРЕСС-РЕЛИЗ – ЭТО ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ ПРЕССЫ (http://ru.wikipedia.org/wiki/Пресс-релиз). Понятие информации дается в Законе Украины «Об информации», в котором нет ни одного слова о том, что информация может быть ПРИЗЫВОМ. Кроме того, призыв (по Ожегову) – это обращение, а обращение подразумевает наличие адресата, а в пресс-релизе не был указан адресат. Пресс-релиз – это не обращение, а информационно-аналитический бюллетень. Поэтому раз нет обращения, значит и не может быть каких-либо призывов в принципе!

Закон Украины «Об обращениях граждан» предоставляет право (!) любому гражданину обращаться в органы государственной власти и к любым должностным лицам С ЛЮБЫМ ПРЕДЛОЖЕНИЕМ, а Решение Конституционного Суда Украины по делу № 1-9/2003 прямо запрещает считать ОБРАЩЕНИЕ каким-либо РАСПРОСТРАНЕНИЕМ ИНФОРМАЦИИ.

С целью «уяснения» термина «ПУБЛИЧНЫЙ ПРИЗЫВ» эксперт обратился к справочной литературе, но ТАКОГО ТЕРМИНА НЕ НАШЕЛ. Тогда Костенко принялся за изучение «Большого толкового словаря украинского языка». Его не смутило, что Уголовно-Процессуальный Кодекс Украины ссылок на словарь не содержит и использовать его не предлагает. В словаре отыскалось слово «ПУБЛИЧНЫЙ» из чего было сделано заключение, что ПУБЛИЧНЫМ может быть только ПРИЗЫВ. Согласно ч.2 ст.75 УПК Украины «вопросы, которые ставятся эксперту, и его заключения по ним не могут выходить за пределы специальных познаний эксперта».

Эксперт перечислил какие действия надо считать направленными на изменение пределов территории Украины в нарушение порядка, установленного Конституцией Украины, но не уточнил к каким из них были призывы в пресс-релизе.

Таким образом, есть все основания считать, что заключение эксперта Костенко А.Н. является необоснованным и вызывает сомнения в его правильности.

Экспертизы проведены без учета и анализа предоставленных гражданам Законом Украины «Об обращениях граждан», Конституцией Украины и ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод прав на свободу мнений и слова, на свободное выражение взглядов и убеждений, свободно собирать, использовать и распространять информацию устно, письменно либо другим способом – на свой выбор, а также без учета разъяснений Европейского суда по правам человека по конкретным делам, касающимся аналогичных вопросов, в том числе и решения по делу «Социалистическая партия и другие против Турции» от 25 мая 1998 года, в пунктах 45 и 47 которого Суд отмечает, что одной из основных черт демократии является возможность разрешать проблемы страны через диалог, не прибегая к насилию, даже когда этот диалог вызывает раздражение. Демократия процветает в условиях свободы выражения мнений. С этой точки зрения не может быть никакого оправдания созданию политической группе препятствий исключительно потому, что она стремится обсуждать публично ситуацию, затрагивающую часть населения государства, и участвовать в политической жизни страны, чтобы, руководствуясь демократическими правилами, найти решения, способные удовлетворить каждого заинтересованного человека. Сущность демократии заключается в том, чтобы позволить выдвигать и обсуждать разнообразные политические программы, даже те, которые подвергают сомнению тот порядок, согласно которому организовано в настоящее время государство, при условии, что они не наносят ущерба самой демократии.

Свобода выражения взглядов является одним из основных условий прогрессивного развития демократического общества и каждого лица, в частности, эта свобода гарантируется также и для выражения взглядов, которые «оскорбляют, шокируют и волнуют государство либо часть его населения», т.к. это требует плюрализм, толерантность и открытость демократического общества, и которые также обязывают при рассмотрении дел давать оценку высказываниям, в которых лицо обвиняют, в контексте всего выступления, обсуждаемого вопроса и рассматриваемого дела и при этом необходимо различать утверждение и оценочное суждение, т.к. правдивость оценочного суждения не подлежит доказыванию, а требование этого является нарушением прав на свободу мнений и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений.

В основу обвинения органом досудебного следствия положен только последний из семи абзацев пресс-релиза без его рассмотрения в контексте освещаемых в пресс-релизе событий и фактов, и без учета того, что дословный текст содержался в последнем абзаце «Обращения к депутатам крымского парламента» от 31.01.2007 г., в связи с оглашением которого на митинге перед зданием Верховного Совета Крыма и направлением обращения в адрес данного представительного органа ГУ СБУ в АР Крым 14.08.2007 г. было вынесено постановление об отказе в возбуждении в отношении Подъячего уголовного дела за отсутствием состава преступления, предусмотренного ст.110 ч.2 УК Украины, которое для нас являлось бесспорным основанием полагать, что такие действия не являются уголовно наказуемыми.

При возбуждении уголовного дела СБУ полностью проигнорировало факт того, что то в чём обвиняют меня и Клюева С.С. не может являться уголовном деянием, так как с нашей стороны имеются обращения в Печёрский районный суд г. Киева, в Киевский районный суд г. Симферополя, в Евпаторийский городской суд, к руководству Автономной Республики Крым, в Окружной административный суд АРК и в Севастопольский апелляционный административный суд.

В указанных учреждениях в соответствии с законом рассматриваются все те вопросы, по которым против меня и Клюева С.С. выдвинуто обвинение, в том числе и по флагам.

В своём постановлении о возбуждении уголовного дела СБУ обвиняет меня в том, что я прошу Верховную Раду АРК отменить Конституцию АРК, принять Декларацию о воссоединении Крыма с Россией и вывесить флаги России и т. д. Но с этими вопросами я обращался, в том числе и в Киевский районный суд г. Симферополя и судья Харченко И.А. своим определением рекомендовала мне подать иск по подсудности в Центральный районный суд г. Симферополя (что я с удовольствием сделаю, так как это рекомендации суда), и при этом суд не заявлял, как и другие суды о нарушении закона с моей стороны.

В постановлении о возбуждении уголовного дела от 28 ноября 2008 года начальник 2-го отделения следственного отдела ГУ СБУ в АРК Селиванов К.В. указывает, что в ходе досудебного следствия по делу установлено, что публичные призывы и распространение материалов с призывами к совершению умышленных действий в целях изменения пределов территории Украины в нарушение порядка, установленного Конституцией Украины, совершены по предварительному сговору Подъячим и Клюевым.

Однако, Конституция Украины не устанавливает порядок изменения ПРЕДЕЛОВ территории Украины. Ст.73 Конституции Украины гласит, что «вопрос об изменении территории Украины решается исключительно всеукраинским референдумом». Ни о каких ПРЕДЕЛАХ территории в Конституции Украины речь не идёт. Таким образом, составляя обвинительное заключение, следователь Селиванов грубо попирал нормы Конституции и действующего законодательства Украины.

При этом СБУ, выполняя откровенный политический заказ, в своём постановлении сознательно умолчала, что за год до пресс-конференции имел место митинг 31 января 2007 года, на котором было вручено обращение к депутатам крымского парламента, содержащее полностью идентичные предложения, что и озвученные на пресс-конференции 21 января 2008 года политические заявления. И был отказ от 14 августа 2007 года в возбуждении уголовного дела по событиям 31 января 2007 года за подписью и.о. начальника следственного отдела ГУ СБ Украины в АР Крым подполковника Чернявского В.О. В обвинительном заключении об этих фактах не упоминается, они вырваны из общего контекста событий. Это потом через два года 8 января 2009 года Прокуратура АРК отменила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Однако уголовное дело по событиям 31 января 2007 года до сих пор не возбуждено ни в отношении меня, ни в отношении Клюева. Более того, проверка СБУ никих результатов не дала, о чём в материалах дела имеется информация крымского главка СБУ, отправленная в адрес Прокуратуры АРК.

Перед пресс-конференцией все её участники, в том числе и Клюев, знали, что по событиям, связанным с обращением к депутатам Верховного Совета Крыма от 31 января 2007 года с политическими требованиями, которые затем были озвучены на пресс-конференции 21 января 2008 года, в тот момент имел место отказ СБУ от 14 августа 2007 года в возбуждении в отношении Подъячего уголовного дела. Поэтому эти требования к Верховному Совету Крыма не являлись противозаконными. Ещё раз отмечу – все участники пресс-конференции знали, что ничего противозаконного не совершают – и Клюев в том числе! Я всем показывал отказ в возбуждении уголовного дела по событиям 31 января 2007 года, он был размещён в Интернете ещё за полгода до пресс-конференции.

Во время судебного следствия на заседании 21 июля 2010 года подсудимые, я и Клюев С.С., имея возможность задавать вопросы друг другу подтвердили все эти факты в полном объёме.

В дальнейшем в ходе судебного следствия это было подтверждено всеми участниками пресс-конференции (Ткаченко А.Д., Сейтмеметовым С.В., Компанийцем С.А.) в их свидетельских показаниях. Это подтверждено и свидетельскими показаниями Климковецкой Т.И., которая присутствовала на пресс-конференции и передала в пресс-центр пресс-релизы.

Таким образом, не было никакого сговора и не было реализации преступного умысла, о чём необоснованно указывает в своём постановлении следователь Селиванов.

В постановлении об изменении обвинения в суде от 16 февраля 2011 года государственный обвинитель указывает, что Подъячий и Клюев мотивировали свои действия, заключающиеся в проведении пресс-конференции, тем, что Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 февраля 1954 года и Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 года «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР» противоречат нормам международного права. Это не соответствует действительности, потому что в тексте пресс-релиза ничего не говорится об этих правовых документах. Позже, давая пояснения в суде, я указывал, что это были внутренние документы тогдашнего СССР (непонятно почему прокурор сделал вывод, что они противоречат нормам международного права), которые к передаче суверенитета на Крым и Севастополь независимой Украине никакого отношения не имеют. Напротив, Российская Федерация подтвердила свой суверенитет над полуостровом Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 21 мая I992 года «О правовой оценке решений высших органов государственной власти РСФСР по изменению статуса Крыма, принятых в 1954 г.» и Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 9 июля 1993 года «О статусе города Севастополя». Эти правовые акты высшего органа государственной власти России никто в последствии не отменял, они действуют и в настоящее время.

Далее в постановлении прокурор говорит о том, что Подъячий и Клюев мотивировали свои действия принятием Конституции Республики Крым от 6 мая 1992 года. Это не соответствует действительности, так как об этой конституции нет упоминания в тексте пресс-релиза. Более того, её статья 9 гласит, что «Республика Крым входит в государство Украина и определяет с ней свои отношения на основе Договора и соглашений». Таким образом, указанный документ никоим образом не посягает на территориальную целостность Украины.

Прокурор указывает, что Подъячий и Клюев мотивировали свои действия тем, что результаты референдума от 1 декабря 1991 года в поддержку «Акта провозглашения независимости Украины», принятого 24 августа 1991 года Верховным Советом Украины, не являются обязательными для Крыма и Севастополя, как «незаконно аннексированных Украиной». Это не соответствует действительности – в тексте пресс-релиза это звучит так: «Результаты референдума 1 декабря 1991 года в поддержку «Акта провозглашения независимости Украины», принятого 24 августа 1991 года Верховным Советом Украины, не являются обязательными для Крыма и Севастополя, так как в процессе этого мероприятия было нарушено тогдашнее союзное законодательство. Закон СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» от 3 апреля 1990 года сохранял за народами автономных республик и автономных образований право на самостоятельное решение вопроса о своём государственно-правовом статусе».

Прокурор в постановлении об изменении обвинения в суде ссылается на Конституцию УССР от 20 апреля 1978 года. Однако не указывает, что эта Конституция была принята в соответствии с Конституцией СССР от 7 октября 1977 года и не предусматривала нарушение законодательства СССР, в частности Закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР» от 3 апреля 1990 года. А это нарушение имело место при проведении референдума 1 декабря 1991 года в поддержку «Акта провозглашения независимости Украины», принятого Верховным Советом Украины 24 августа 1991 года.

Прокурор указывает, что Подъячий и Клюев игнорировали Конституцию Украины от 28 июня 1996 года и Договор между Российской Федерацией и Украиной о российско-украинской государственной границе от 28 января 2003 года. Это не соответствует действительности, так как я постоянно ссылался на ч. 3 ст. 2 Конституции Украины, которая гласит, что «территория Украины в пределах существующей границы целостна и неприкосновенна» и ст.5 Договора между Российской Федерацией и Украиной о российско-украинской государственной границе, которая гласит, что «ничто в настоящем Договоре не наносит ущерба позициям Российской Федерации и Украины относительно статуса Азовского моря и Керченского пролива как внутренних вод двух государств».

Прокурор в постановлении об изменении обвинения в суде указывает, что Подъячий и Клюев «с целью публичного обращения к депутатам Верховного Совета Крыма и к широкому кругу людей…приняли решение провести…пресс-конференцию». Это не соответствует действительности, так как если бы мы хотели публично обратиться к депутатам крымского парламента мы бы провели акцию у стен Верховной Рады АРК и обратились бы к её депутатам. Это и было сделано за год до пресс-конференции 31 января 2007 года. Проведение же пресс-конференции не преследовало такой цели, поскольку данное мероприятие носило информационно-аналитический характер.

Прокурор в своём постановлении указывает, что «в дальнейшем данный публичный призыв был распространён путём демонстрации видеосюжета на телеканале «ИТВ». Это не соответвует действительности и опровергается имеющимися в деле показаниями свидетелей – журналистов «ИТВ». В частности, главный редактор телеканала Каменев Ю.Ю. показал, что в сюжете не было никаких призывов, в сюжете была информация о пресс-конференции, на которой её участники высказывали своё мнение. При этом Каменев не заметил в проведении пресс-конференции какого-либо нарушения украинского законодательства и угрозы территориальной целостности Украины, хотя в его должностные обязанности входит в том числе и это, и дал разрешение на трансляцию репортажа в выпусках новостей телеканала. Журналистка «ИТВ» Ляндсберг Д.С. в своих свидетельских показаниях полностью подтвердила позицию Каменева.

Под составом преступления понимается совокупность юридических, т.е. предусмотренных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление. Состав преступления образует четыре группы признаков, относящихся к его обязательным элементам: объекту, объективной стороне, субъекту и субъективной стороне. Признаками преступления являются: общественная опасность, уголовная противоправность, виновность и наказуемость деяния.

В данном случае отсутствует объект преступления – не понятно как могла пострадать безопасность государства в части обеспечения территориальной целостности и неприкосновенности государственных границ Украины в результате проведения пресс-конференции, на которой её участники информировали общественность о НЕреализации результатов общекрымского референдума 20 января 1991 года.

Отсутствует также объективная сторона преступления, выраженная в форме публичных призывов к совершению действий, направленных на изменение пределов территории Украины или государственной границы Украины. Комментированный УПК даёт следующее толкование: «Призывы – это такая форма воздействия на сознание, волю и поведение людей, когда путём непосредственного обращения к ним формируются побуждения к определённому виду деятельности». Во время пресс-конференции никто ни к кому не обращался, тем более непосредственно.

Отсутствует и субъективная сторона преступления, которая характеризуется виной в форме прямого умысла. Не было никакого умысла, хотя бы потому, что все участники пресс-конференции знали об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Подъячего по совершенно идентичным политическим заявлениям, сделанным Народным фронтом «Севастополь-Крым-Россия» и Евразийским союзом молодёжи у стен крымского парламента 31 января 2007 года. Выступая на пресс-конференции её участники не ставили специальную цель – изменение пределов территории Украины и государственной границы Украины. Была цель довести до общественности результаты референдума от 20.01.1991 г. когда 81,3% жителей Крыма высказались за воссоздание Крымской АССР, которая должна была стать субъектом Союза и участником Союзного договора. Однако без решения вопроса о выходе Крыма из состава СССР, в нарушение международного права Крым оказался в составе Украины. Считаем это исторической несправедливостью, которая должна быть устранена путем переговоров правительств Украины и Российской Федерации, на чем неоднократно настаивали, обращаясь к депутатам Верховного Совета АР Крым и в соответствующие суды с исками, о чем показывали ранее. Пресс-релиз не был обращением, а носил информационно-аналитический характер.

Часть 2 статьи 11 «Понятие преступления» УК Украины определяет, что не является преступлением действие, которое не причинило и не могло причинить вреда обществу и государству.

В связи с этим в постановлении следователя СБУ Гибы А.А. об отказе в возбуждении уголовного дела от 14.08.2007 г. в отношении Подъячего за проведение митинга возле Верховной Рады АРК 31.01.2007 г. говорится следующее: «В то же время, следует отметить, что предлагаемый Подьячим В.В. способ изменения границ территории и государственной границы Украины не является насильственным и состоит в обращении в адрес Верховной Рады АР Крым, являющейся в соответствии со ст.21 Конституции АР Крым «представительным органом Автономной Республики Крым, который представляет интересы граждан, общие интересы населения, территориальных громад, местного самоуправления ...» с призывами совершить определенные действия. Факт обращения Народного Фронта «Севастополь-Крым-Россия» и Евразийского союза молодежи к Верховной Раде АР Крым соответствует требованиям ст.40 Конституции Украины, согласно которой «... все имеют право направлять индивидуальные или коллективные письменные обращения в органы государственной власти, местного самоуправления ...».

В случае удовлетворения Верховной Радой АР Крым требований представителей Народного Фронта «Севастополь-Крым-Россия» и Евразийского союза молодежи об имплементации (реализации) результатов референдума 20 января 1991 года, отмене Конституции АР Крым 1998 года, принятии Декларации о воссоединении Крыма с Россией и объявлении полуострова территорией, находящейся под юрисдикцией РФ», решения указанного государственного органа власти не будут иметь правовых последствий, как принятые в нарушение действующего законодательства Украины.

Таким образом, вышеуказанные действия Подьячего В.В., хотя формально содержат признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст. 110 УК Украины, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности, т.е. не причинили и не могли причинить существенного вреда физическому либо юридическому лицу, обществу либо государству».

В определении Верховного Суда Украины от 11 ноября 2010 года, отменившего постановление о направлении дела на дополнительно расследование, говорится, что «в соответствии с разъяснениями, данными в п.10 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 11 февраля 2005 года «О практике применения судами Украины законодательства, которое регулирует возвращение уголовных дел на дополнительное расследование», недопустимым является возвращение дела на дополнительное расследование в случаях, когда нет доказательств, которые бы подтверждали обвинение, и исчерпаны все возможности получения новых доказательств. При таких обстоятельствах суд обязан истолковывать все сомнения в пользу подсудимых и постановить согласно ч.4 ст.327 УПК Украины оправдательный приговор».

23.01.2011 г.


Назад "Об инспирированным режимом Ющенко уголовном деле против НФ«С–К–Р» > > >
Назад в раздел "Публикации"
Назад в раздел "НФ СКР" . . .
На главную > > >


SpyLOG ТОП Русских патриотических сайтов Кольцо Патриотических Ресурсов www.русскоедвижение.рф
Free counters!

Используются технологии uCoz