О том, как Кучма подливал Мешкову.
Почему на Украине нет двух президентов.
О России как гаранте крымской автономии.
Об автономии и федерализме.
О русском большинстве и «злой Меджлисовской собаке»

Укр.чиновник:
«Мы будем поддерживать радикалов среди крымских татар…, чтобы русские в Крыму не поднимали головы, чтобы они знали, что, если они поднимут голову, мы натравим на них крымских татар»
.

Константин Затулин:
Я уже в том возрасте, когда надо или не говорить вообще, или говорить то, что ты думаешь»

«Главная мысль, которая обязательно присутствует у меня, когда я выхожу в Крыму на трибуну, — как бы мне сделать так, чтобы не навредить своим выступлением. Даже не самому себе, хотя вы знаете, что начиная с 1996 года я не раз и не два объявлялся персоной, нежелательной для Украины. Прежде всего я беспокоюсь не о себе, а о Крыме, — сказал Константин Затулин, начиная свое выступление в Симферополе на конференции, посвященной статусу Автономной Республики Крым. — Не обессудьте, если не всем понравится то, что я скажу. Но я уже в том возрасте, когда надо или не говорить вообще, или говорить то, что ты думаешь».
Ниже - фрагменты из выступления известного российского политика, которые показались нам наиболее любопытными для наших читателей
.

О том, как Кучма подливал Мешкову

В 1993 году был стихийный подъем пророссийских настроений в Крыму. Несмотря на все домыслы на этот счет, никакого участия тогдашняя Российская Федерация в этих событиях не принимала и не могла принимать, ибо была в те годы не в том состоянии, чтобы на дистанции проводить какую-то последовательную и — самое главное — эффективную линию. Люди в Крыму столкнулись со становлением украинской государственности в том виде, в котором это происходило при первом президенте Украине Леониде Кравчуке, и им это не понравилось. В результате блок «Россия» оказался победителем сначала на выборах президента Крыма, а потом и на выборах в Верховный Совет Республики. Сейчас модно усматривать в том периоде одни только ошибки и неудачи, но я думаю, что на самом деле это был период надежд. Я прекрасно помню первые шаги президента Юрия Мешкова, который попытался опереться на помощь России. Все, чем Россия тогда помогла Крыму, — это прислала сюда группу людей во главе с Евгением Сабуровым, чья деятельность оказалась недостаточно успешной и недостаточно политически грамотной.

Я как личную трагедию воспринимаю раскол, который произошел между президентом Республики Крым и Верховным Советом. Я прекрасно помню, как в этой ситуации Юрию Мешкову насоветовали опереться на только что избранного президента Украины Леонида Кучму. И он таки поехал на дачу к Кучме в августе 1994 года и рассказывал ему о своих наполеоновских планах по примеру Ельцина разогнать Верховный Совет Крыма и тем самым создать прецедент для украинской истории, потому что Кучме ведь тоже надо как-то справляться с прежней Верховной Радой. Мешков надеялся, что Кучма будет на его стороне, но Леонид Данилович, как многомудрый человек, просто подливал и подливал гостю и ничего при этом твердо ему не обещал, во всяком случае, ничего ему не сказал: ни да ни нет.

Когда человек не обладает изощренным политическим опытом, ему кажется, что это «ни да ни нет» в его пользу. Однако, когда Мешков издал злополучный указ о роспуске Верховного Совета, выяснилось, что у него нет ни Кантемировской, ни Таманской дивизии.

Почему на Украине нет двух президентов

Несколько месяцев шла холодная война между теряющим свою популярность президентом Юрием Мешковым и Верховным Советом, который тогда возглавлял Сергей Цеков. И вот к весне 1995 года объединенными усилиями, в том числе и с нашей стороны, удалось как-то сгладить эти противоречия. Президент Республики Крым и спикер Верховного Совета автономии вновь начали общаться между собой. И в этот момент помощник президента Российской Федерации Дмитрий Рюриков, который отвечал тогда за внешнюю политику, позвонил председателю правительства Украины Евгению Марчуку и сказал: «Дорогой Евгений Кириллович, мы идем к подписанию Большого договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Россией, но, вы знаете, радикалы в России упрекают нас за то, что мы таким образом признаем границы между Украиной и Россией и на веки вечные отказываемся от Севастополя и Крыма. Поэтому мы придумали очень удачный ход. Мы хотим пригласить в Москву президента Крыма, спикера Верховного Совета Крыма и председателя крымского правительства, чтобы они после встречи с Борисом Николаевичем Ельциным заявили, что больше всего нашим совместным интересам соответствует скорейшее подписание Большого договора». «Это замечательная идея, — ответил Марчук, — я ее полностью поддерживаю и немедленно иду докладывать президенту». И действительно, Евгений Кириллович пошел докладывать президенту, после чего за ночь была собрана Верховная Рада Украины для того, чтобы на следующий день на своем заседании… снять с должности президента Юрия Мешкова, отменить Конституцию Крыма и назвать Крым вместо Республики автономией. И все — и Евгений Кириллович, и Леонид Данилович — сидели в этот момент в зале и подтверждали, что, действительно, Мешков зарвался, что на Украине ни в коем случае не может быть двух президентов и т.д. и т.п. Почему Евгений Кириллович так поступил? Да потому, что ему казалось, что никакие самые благие порывы не могут быть приняты во внимание, если будет продемонстрировано, что Россия имеет какое-то влияние в Крыму.

О русском большинстве и «злой Меджлисовской собаке»

Киев на протяжении многих лет постоянно создавал искусственный конфликт между ветвями власти в Крыму. Когда в 1995 году из крымской системы власти изъяли президента, моментально возникла чисто советская коллизия между Верховным Советом и правительством республики, история, которая не раз повторялась до самого последнего времени, когда назначаемый Верховным Советом премьер через некоторое время становился конкурентом парламента и начинался конфликт между представительной и законодательной властью. Все это делалось потому, что только в таких условиях, когда в Крыму постоянный конфликт и обе конфликтующие стороны торопятся в Киев для того, чтобы добиться поддержки в борьбе со своим конкурентом, центр мог управлять Крымом.

Когда я в 1994 году беседовал с одним из помощников Леонида Кравчука об экстремизме меджлиса, он откровенно сказал о том, что:

киевская власть поддерживает меджлис, потому что ей в Крыму «необходима злая собака» — это его слова, — чтобы русское большинство не высказывало идей автономности, сепаратистских настроений и т.д. и т.п. «Мы будем поддерживать радикалов среди крымских татар, мы будем пускать через них финансирование на обустройство депортированных народов, чтобы русские в Крыму не поднимали головы, чтобы они знали, что, если они поднимут голову, мы натравим на них крымских татар», — сказал мне этот чиновник. «А как же украинцы в Крыму? — возразил я ему. — Почему же вы не опираетесь в Крыму на своих соотечественников?» «Они не понимают задач становления национального украинского государства, — ответил он. — Они слишком давно живут бок о бок с русскими, чтобы смотреть на них как на исторических противников».

Вот вы мне скажите: а что-нибудь изменилось за все последующие годы — за время президентства Кучмы и Ющенко, (я сейчас ограничу себя этим периодом)? К большому сожалению, нет.

О России как гаранте крымской автономии

Хотим мы этого или нет, хотите вы этого или нет, но сегодняшний статус Крыма — это не чисто внутренний вопрос Украины и не чисто внутренний вопрос Крыма, это, если хотите, форма компромисса между Российской Федерацией и Украиной — так же как в иных случаях, когда статус внутренних государственных формирований гарантируется извне. Совсем недавно так было, например, по отношению к аджарской автономии. Там живет много мусульман, и в двадцатых годах прошлого века Турция, соглашаясь на то, что Аджария будет находиться в составе новой советской России, вытребовала себе право быть внешним гарантом аджарской автономии. Право России быть гарантом крымской автономии нигде не записано, но я убежден, что Российская Федерация по сути является гарантом крымской автономии. И причин для этого более чем достаточно. В Крыму живет шестьдесят процентов русского населения. Из Крыма мы получили свою основную религию — православие. Крым — это территория, за которую были пролиты реки крови сначала Российской империей, а потом Советским Союзом. Крым — это территория, где каждый камень, каждый переулок, каждая улица несут в себе память об этой святой для нас прошлой истории. И признавая тот факт, что на сегодняшний день Крым является неотъемлемой частью Украины (а мы подтвердили это не раз и не два на высоком государственном уровне, ратифицировав и Большой договор, и другие договоренности, и демаркацию и делимитацию границ), мы при этом имеем право говорить о том, что нам не все равно, как себя чувствуют крымчане, в какой мере автономия является содержательной, а не формальной.

Об автономии и федерализме

Я хотел бы реабилитировать идею крымской автономии, поскольку общим местом сегодня являются ритуальные сожаления о том, что она якобы не оправдала возлагавшихся на нее надежд. Однако я не считаю, что вам есть основания так уж посыпать голову пеплом. Потому что, да, были неудачи конкретных политиков, были нереализованные на все сто процентов надежды, но было и другое. По крайней мере, до прихода к власти Януковича центральные политики в Киеве рассматривали Крым как оккупированную территорию, которую надо постоянно унижать, политическую элиту которой постоянно надо бить по голове, заставлять пресмыкаться, заставлять бесконечно славословить центральную власть, что бы она ни сделала, потому что Крым на подозрении, потому что в нем сильны сепаратистские и автономистские настроения.

Тем не менее заслуга автономии заключается, например, в том, что в Крыму, при всей политической напряженности, при наличии очевидных национальных проблем, не случилось силового конфликта. Именно благодаря автономии крымчане оказались защищенными, по крайней мере на период правления Виктора Ющенко, от чрезмерных украинизаторских идей, которые здесь выглядят дикостью.

Я хотел бы реабилитировать не только крымскую автономию, но и в целом идею федерализации. Я убежден в том, что автономия Крыма всегда будет объектом нападок на Украине, если остальная часть страны будет развиваться в совершенно другом контексте, в совершенно другом направлении, будет уходить от декларации о необходимости учета своеобразия регионов, о возможности федеративного статуса и федеративной идеи в пользу единоначалия, которое только внешне кажется более эффективным способом управления.

Украина от выборов к выборам делится как минимум надвое. И оранжевая революция, и обстоятельства прихода к власти Виктора Януковича говорят о том, что это разделение остается актуальным для страны и, значит, федеративная идея должна быть востребована.

"Крымское время», Александр МАЩЕНКО 2010.10.21

www.time4news.org/content/konstantin-zatulin-%C2%ABya-uzhe-v-tom-vozraste-kogda-nado-ili-ne-govorit-voobshche-ili-govorit-c

Республика Крым и Президент Крыма Ю.А.Мешков > > >

В раздел "Публикации"

Назад на главную > > >


SpyLOG ТОП Русских патриотических сайтов Кольцо Патриотических Ресурсов www.русскоедвижение.рф
Free counters!

Используются технологии uCoz