Ликбез для оголтелых

(О «татарской автономии» в Крыму)

Еженедельник «Авдет», ретранслирующий волю незаконной организации "меджлис", потребовал создания в Крыму национальной автономии вместо существующей сегодня территориальной. При этом авдетовцы обвинили в конфликтах, происходящих на территории полуострова, представителей ВСЕХ проживающих в Крыму национальностей (кроме своих соотечественников). Автор небольшой заметки в газете «Авдет» умудрился в каждом своем умозаключении переврать политическую историю — как прошлую, так и настоящую.

«Автономия 1921 года прекратила свое существование с депортацией крымских татар, то есть была связана с этим народом», — делает совершенно странный вывод авдетовец, забывая о том, что из Крыма были выселены не только татары, но также армяне, болгары и греки в 1944 году и немцы в 1941-м. Следуя «логике» рассуждений журналиста, можно «доказать» существование как минимум еще нескольких национальных автономий на территории полуострова. Например: «Автономия 1921 года прекратила свое существование с депортацией крымских армян, то есть была связана с этим народом». Или: «Автономия 1921 года прекратила свое существование с депортацией крымских греков, то есть была связана с этим народом». И так далее.

Но автор «Авдета» ничуть не стесняется отсутствия логики в своих рассуждениях и далее обвиняет всех крымчан (кроме татар) в разжигании конфликтов на территории полуострова («Автономия 1991 года возникла не вследствие национального самоопределения крымских татар, как коренного народа полуострова, а в результате так называемого территориального самоопределения, что наряду с другими причинами, стало основанием многих конфликтов»), призывая к созданию в Крыму национальной автономии.

Кстати, подобные призывы постоянно звучат из уст членов меджлиса, «Милли Фирки» и других политизированных крымскотатарских организаций. И правоохранительные органы, следуя указаниям из Киева, не обращают на них внимания, хотя такие лозунги напрямую нарушают украинское законодательство, так как представляют угрозу национальной безопасности Украины. О такой угрозе черным по белому написано в Законе Украины «Об основах национальной безопасности Украины» (N 964-IV от 19.06.2003), где к угрозам национальным интересам и национальной безопасности «причисляются попытки автономизации по этническому признаку отдельных регионов Украины» (Статья 7 Закона. Угрозы национальным интересам и национальной безопасности Украины).

***

Далее этот же автор продолжает демонстрировать невежество, но теперь уже не историческое и законодательное, а политологическое, вводя в заблуждение своих читателей пассажем о том, что «только коренной народ имеет право установления своего политического статуса путем самоопределения на своей исторической территории. У диаспоры же, какой многочисленной она бы не была, иной статус в государстве, который определяется не правом на самоопределение, а вследствие принятия специального законодательства о правах национальных меньшинств». В связи с этой наукообразной глупостью поинтересуемся у авдетовцев: «Ну какой коренной народ американцы в Соединенных Штатах Америки, или мексиканцы в Мексике, или парагвайцы в Парагвае и уругвайцы в Уругвае?» И примеров здесь пруд пруди.

Если же говорить о коренных народах, то любой адекватный и мало-мальски образованный человек вынужден будет признать, что все мы здесь пришлые. Только одни раньше, а другие позже. Это во-первых. А во-вторых, такому «знатоку» разных статусов не мешало бы выучить международные нормы, согласно которым главное отличие «коренного» (в правовом смысле) народа от «не коренного» состоит в сохранении традиционных систем жизнеобеспечения, и прежде всего особых форм хозяйственной деятельности, т.е. охоты, рыболовства, оленеводства и т.п. (см. Конвенцию МОТ №169)

Крымские татары, к счастью, «особые формы» своего жизнеобеспечения и хозяйственной деятельности в том, что касается работорговли, не сохранили. А на современные формы хозяйствования татары перешли еще в конце XIX — начале XX века. И сегодняшние татары — это обычная национальная группа, в которой представлены все элементы социальной структуры. Среди них есть и чиновники, и интеллигенция, и бизнесмены, и работники различных отраслей хозяйства и сферы услуг, что свидетельствует о полной утрате татарами традиционных форм хозяйствования и, следовательно, об отсутствии каких-либо аргументов в пользу признания за ними статуса «коренного народа».

Ну, скажите, пожалуйста, каким таким коренным промыслом занят Мустафа Джемилев, заседая в украинском парламенте? Или какими такими ОСОБЫМИ ФОРМАМИ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ занимаются представители меджлиса? А если и занимаются, то вся ОСОБОСТЬ этих форм лежит в области нарушения украинского законодательства и уголовной ответственности, что опять же не дает никакого права претендовать на статус коренного народа.

***

Что же касается русской диаспоры, которая так мешает авдетовцам, то опять же вынуждены провести ликбез, теперь уже этнополитологический, и сообщить автору заметки, что крымские русские не относятся к категории диаспоры, поскольку не эмигрировали в другую страну. Это другая страна иммигрировала к крымчанам.

И кстати, к крымским русским в современной научной литературе принято применять термин не «диаспора», а «ирредента».

Чтобы понять отличие диаспоры от ирреденты, мы не будем нагружать коллег из «Авдета» научными премудростями, а приведем определение из самого элементарного энциклопедического справочника типа «Википедии».

«В отличие от диаспоры, члены которой рассеянно проживают на территории удаленных от их исторической родины государств, члены ирреденты, как правило, компактно расселены в государствах, граничащих с их исторической Родиной, особенно высока их концентрация в приграничных, сопредельных территориях (например, ранее так проживали фольксдойче в Чехословакии (область Судеты) и Польше (Силезия, Польский коридор)). Пример различий между диаспорой и ирредентой:

* Поляки в Литве — ирредента, а поляки в Казахстане — диаспора;
* Русские на Украине — ирредента, а русские в США — диаспора».

Но давайте уйдем от научных дискуссий и терминологии и вернемся к нашим баранам.

«В 1991 году в Крыму была воссоздана совершенно не та автономия, которая существовала на полуострове с 1921 года. Была осуществлена преднамеренная ошибка с определением субъекта автономии», — уверяет автор «Авдета», судя по всему, имеющий весьма смутные представления об истории Крыма начала ХХ века.

***

За комментариями к этому специально распространяемому и ложному утверждению мы обратились к признанному эксперту по истории Крыма начала ХХ столетия, автору ряда монографий, посвященных этому историческому периоду, Вячеславу ЗАРУБИНУ.

— Вячеслав Георгиевич, что вы скажете по поводу автономии, образованной в 1921 году? Какой она была: территориальной (крымской) или национальной (крымскотатарской)?

— Вопрос об автономии Крыма в прошлом столетии возник не в двадцатых годах, а раньше. Причем сначала в Крыму был создан представительный орган власти. 20 ноября по старому стилю, а по новому — 3 декабря 1917 года делегаты от земств, городов, советов, профсоюзов и других организаций, собравшись в Симферополе, создали Таврический губернский совет народных представителей. В этот совет вошли представители разных партий (кроме большевиков и кадетов) и разных национальностей.

— Этот совет можно назвать прообразом нашего крымского парламента?

— Прообразом нынешнего крымского парламента, может быть, СНП назвать и нельзя, а вот первой попыткой создания представительного органа можно. Но взгляды на будущее Крыма у разных политических сил не совпадали. Большевики, например, на второй конференции РСДРП(б) Таврической губернии, состоявшейся в Симферополе 7 декабря 1917 года (здесь и далее даты указываются по новому стилю. — Прим. авт.), констатировали, что население полуострова состоит из различных национальностей и крымские татары не составляют большинство, в связи с чем было принято решение о возможности проведения референдума об автономии Крыма. Правда, впоследствии крымские большевики об идее референдума не вспоминали.

— А что в это время делали представители татарского населения? Кого они поддерживали?

— Они пытались разыграть свой сценарий. 9 декабря в Бахчисарае был созван первый курултай (съезд) крымских татар, результатом работы которого было создание национального правительства и провозглашение Крымской Демократической (Народной) Республики. Но в условиях начавшейся на полуострове Гражданской войны эта республика осталась только на бумаге.

— И создать де-факто и де-юре автономию в Крыму смогли только большевики?

— По сути — да, но опять же решением вопроса государственно-территориального статуса Крыма большевики занялись не в 1921 году, а раньше. В марте 1918-го Декретами сформированного ЦИК советов Таврической губернии была провозглашена Социалистическая Советская Республика Тавриды, де-юре считавшаяся самостоятельной, но де-факто входившая в состав Советской России и выполняющая декреты и распоряжения ее органов власти.

— Но эта республика просуществовала недолго, потому как к маю Крым уже оккупировали германские войска. Как строили свои отношения с оккупантами представители разных национальностей, проживавших в Крыму?

— После оккупации всей территории полуострова германскими войсками естественно встал вопрос о формировании местной власти. Новая власть предпринимала попытки опереться и на немецких колонистов в Крыму, и на лидеров татарского национального движения. Но эти попытки в многонациональном регионе успехом не увенчались. В итоге в качестве органа местной власти было создано Крымское краевое правительство во главе с литовским татарином Мацеем Сулькевичем. И хотя Сулькевича обвиняли в протатарской политике, лидеров татарского национального движения его фигура и сложившееся положение не устраивали. В связи с чем они обращались к германскому правительству, называя татар «наиболее старинными господами Крыма» и требуя восстановить их «владычество». Дальнейшую судьбу Крыма они видели в преобразовании его в независимое нейтральное ханство, опирающееся на Германию и Турцию, в образовании «татарского правительства в Крыму с целью совершенного освобождения Крыма от господства и политического влияния РУССКИХ» (выд. авт.).

— А какое участие в судьбе Крыма в начале прошлого века принимал Киев? И принимал ли вообще?

— Принимал. Лидер провозглашенной Украинской Державы гетман Скоропадский требовал присоединения полуострова к Украине. Против Крыма была развернута таможенная война, украинские войска заняли часть Арабатской стрелки и Перекоп. У Перекопа дело дошло до перестрелок пограничников обеих сторон. Германское командование, разумеется, не могло оставаться в стороне. По его настоянию, Сулькевич согласился на переговоры, которые начались в Киеве в октябре 1918 года.

— Переговоры закончились неудачей для Киева и удачей для Крыма?

— Украина не достигла желаемого результата. Судя по документам, Киев предлагал Крыму весьма широкую автономию. Однако крымская делегация, исходя из того, что «по отношению к Украине Крым совершенно независим и самостоятелен», расценила выдвинутые предложения не как «проект соединения», а как «проект порабощения».

— Весной 1919 года Крым заняли красные, летом того же года — белые, потом опять красные и надолго. Вот тогда, в 1921 году и была создана на территории Крыма автономия, за воссоздание которой подавляющее большинство крымчан проголосовали семьдесят лет спустя — 20 января 1991 года. Так правильную или неправильную территориальную автономию мы воссоздали в 91-м? Или автономия образца 1921-го была национальной, как утверждают авторы газеты «Авдет» и активисты меджлиса?

Постановление об образовании автономной Крымской Социалистической Советской Республики было подписано в Москве 18 октября 1921 года. А 10 ноября 1921 года Первый Всекрымский Учредительный съезд советов принял Конституцию автономии, являющейся территориальным МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫМ (выд. авт.) образованием в составе РСФСР. В этом документе были сформулированы основные положения национальной политики новой власти, которые базировались на свободном и равном союзе наций. В Конституции отменялись «все существовавшие ранее национальные и национально-религиозные привилегии и ограничения», и с учетом интересов наиболее многочисленных национальных групп, проживающих в Крыму, государственными языками признавались русский и татарский.

— Кстати, о языковой политике…

Далее Вячеслав Зарубин рассказал интересные факты из истории решения языкового вопроса в Крыму в начале ХХ века, но они напрямую не касались темы нашей беседы, и с ними мы познакомим читателей «КВ» в одном из ближайших номеров.

Наталья КИСЕЛЕВА
«Крымское время» №45, 2010.07.01,
www.time4news.org/content/likbez-dlya-ogoltelykh


*) Конвенция МОТ №169 о коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах > > >

*) Из письма председателя Службы безопасности Украины И.Смешко


Назад в "Законы"
Назад в раздел "Публикации"
Назад на главную > > >


SpyLOG ТОП Русских патриотических сайтов Кольцо Патриотических Ресурсов www.русскоедвижение.рф
Free counters!

Используются технологии uCoz