Екатерина и Крым. На рубежах памяти.

Какой след оставила императрица всея Руси в истории Крыма?

В эти дни двести двадцать лет назад Екатерина Великая посетила наш благодатный полуостров - императрица возжелала увидеть новоприобретённые земли. Восемь лет назад на этот вопрос очень точно ответил журналист и историк Владислав Рябчиков. Предлагаем вашему вниманию главы из книги «На рубежах памяти». Незавершённой книги об истории Крыма, увидевшей свет уже после трагической гибели Владислава Рябчикова.

Население лишь выиграло

Если бы у русского человека в то время спросили, кто главные враги России, он, не задумываясь, ответил бы: Польша и Крым. Решить вековую проблему неспокойных западного и южного рубежей империи требовали от Екатерины народ и сама история.

2008 год, СевастопольОсобенно остро стоял крымский вопрос. Решив его, Россия не только избавлялась от агрессивного южного соседа, но и получала выход в Чёрное море. Понимали это и предшественники Екатерины II, пытавшиеся присоединить Тавриду, но это удалось только ей.

Завоевание Крыма было лишь частью "греческого проекта". По нему планировалось вовсе изгнать турок из Европы и восстановить греческую империю под управлением великого князя Константина (брата Александра I). Этот проект занимал Екатерину до самой её смерти, но каких-либо серьёзных шагов к его реализации сделано не было...

Крым стал частью России в 1783 году, и только русофобы утверждают, что это была оккупация. Во-первых, империя вполне обоснованно могла претендовать на Тавриду и в особенности на Керченский полуостров. (Как известно, русские обосновались в Крыму гораздо раньше, чем здесь появились татары. В Тавриде существовало даже русское княжество - Тмутаракань).

Во-вторых, население полуострова лишь выиграло от присоединения Крыма к России. И не только "харачники" (немусульмане, притеснявшиеся турками и татарами), но и сами крымцы. Им были дарованы все права и привилегии соответствующих сословий России. При этом никто не покушался на обычаи и религию нехристианского населения. Веротерпимая Екатерина сделала для мусульманских дворян лишь одно ограничение - запретила владеть православными крепостными. Россия не повела наступление на ислам, чтобы поквитаться за сожжённые церкви. Мечети и духовные училища мусульман сохранили вакуфные земли. И надо сказать, что татары оценили политику Екатерины в Тавриде. Многие крымцы поступили на военную службу в российскую армию и делами доказали свою верность русскому государству...

Конечно, первое время татарам пришлось несладко. Как только турки покинули Тавриду, экономика и торговля пришли в упадок. Главный источник доходов - набеги - был перекрыт, что, по свидетельству одного современника - татарина, "повергло и дворянство наше, и простой народ в большое огорчение". Но спустя несколько лет Таврида вновь восстановила своё благополучие.

Екатерина очень ценила новое приобретение. Об этом свидетельствует тот факт, что наместником Новороссии (куда входил и Крым) был назначен её любимец светлейший князь Потёмкин. Его усилиями были построены новые города, возродились сады и виноградники, создан Черноморский флот.

Вдоль "екатерининских миль"

Могли ли предположить ханы Бахчисарая, видевшие русских людей либо невольниками, либо просителями, что в их дворце будет жить российская императрица? И что приедет она не как гостья, а как полноправная хозяйка?

В конце 1786 года Екатерина II изъявила желание посетить свои новые земли, познакомиться с новыми подданными. Сборы были недолгими, и 2 января 1787 года в сопровождении блестящей свиты, как и подобает правительнице могущественнейшей державы, она выехала из Петербурга. 29 января царский поезд прибыл в Киев. Здесь императрица задержалась на три месяца. 22 апреля императорский поезд отправился вниз по Днепру. По пути к нему присоединился польский король Станислав, а затем и австрийский император Иосиф.

18 мая на северной границе Таврической области высочайших особ встретил В. В. Каховский. Дальнейший путь самодержицы и её гостей лежал вдоль придорожных знаков - "екатерининских миль", установленных Потёмкиным, в Севастополь. В город русской славы русская государыня прибыла 22 мая. Там она вместе с венским монархом осмотрела новый порт и флот. Говорят, на австрияка это зрелище произвело огромное впечатление. На обратном пути гости посетили Байдарскую долину, Бахчисарай и Симферополь. 11 июля поезд Екатерины вернулся в столицу.

Поездка в Крым была предпринята императрицей не только из любопытства. Дело в том, что к началу 1787 года в Таврической области планировалось полностью сформировать положенный по всероссийскому штату административный аппарат, открыть все ведомства, создать органы местного самоуправления. Так что путешествие Екатерины было своеобразной инспекционной проверкой. И правителям новых земель пришлось изрядно попотеть, чтобы подготовиться к приезду самодержицы...

Впоследствии находились голоса, обвинявшие Екатерину в чрезмерной расточительности при путешествии в Тавриду. Это далеко не так. В данном случае лоск и роскошь были просто необходимы, ведь осмотр Крыма преследовал ещё и дипломатические цели. Император Иосиф и король Станислав донесли до ушей монархов Европы, что Россия пробудила Тавриду от трёхвековой спячки и навсегда вышла на берега Чёрного моря, что новый флот и его новая база Севастополь смогут дать отпор любому агрессору.

Надо сказать, что путешествие в Крым имело серьёзные последствия. Поражённый увиденным австрийский император заключил с Россией антитурецкий союз. Но зато Англия, Франция и Пруссия, обеспокоенные успехами русского государства, начали активно подталкивать Турцию к новой войне. И она началась в конце лета 1787 года, а закончилась новой блистательной победой русского оружия и Ясским миром, по которому османы навсегда отказывались от Крыма...

Наверное, невозможно подробно описать деятельность мудрой императрицы. Её таланты раскрывались во всём, чем бы она ни занималась: будь то подготовка законов или сочинительство. До последних своих дней Екатерина II сохраняла удивительную работоспособность. Лишь незадолго до смерти состояние её здоровья резко ухудшилось. 4 ноября 1796 года её поразил удар, и она скончалась, не приходя в сознание, 6 ноября.

Память о Екатерине пережила время. Даже сейчас, спустя два столетия, люди восхваляют или порицают её как живого человека. Но не пора ли наконец признать, что все счёты с нею давным-давно сведены. Да и имеем ли мы право судить человека, искренне желавшего блага своей стране и народу, за те ошибки, которые он порой допускал? Не лучше ли просто оставаться благодарными государственному деятелю, по праву носящему титул "Великого", за то, что он сделал для русских, украинцев, белорусов и других народов великой России?

Пьедесталом для памятников служит память

Во все времена с переменой власти происходили и кардинальные изменения в идеологии и, соответственно, в прочтении истории. Переосмысливалось прошлое - события и личности.

А затем умело "подогретая" толпа обрушивала свой гнев на ни в чём не повинные памятники и таблички с названием улиц. Так было во Франции в 90-х годах XVIII столетия, в Китае во время культурной революции. Так было и в нашей стране после октября 1917 года.

Спустя какое-то время правители менялись, и всё постепенно возвращалось на круги своя: люди вспоминали вычеркнутых из памяти героев, восстанавливали памятники и прежние названия улиц и площадей.

Казалось бы, такой период настал и у нас. На всём постсоветском пространстве и, в частности, на Украине политики и общественность требуют восстановить историческую справедливость. Реабилитировать деятелей прошлого, незаслуженно осуждённых или позабытых во времена СССР. Восстановить памятники, старые названия улиц и городов. И, наверное, это справедливо. Вот только подход к реабилитации слишком уж выборочный. Особенно по отношению к русской истории Крыма.

Если спросить у русскоязычных крымчан, кого они считают самым выдающимся монархом истории, очень и очень многие, не задумываясь, ответят: Екатерину II, поскольку именно она сделала для развития Тавриды больше любого другого самодержца. А если бы этот вопрос был задан каких-нибудь сто лет назад, то подобный ответ дали бы почти все, независимо от национальности и вероисповедания.

Например, известный крымскотатарский мыслитель, писатель и переводчик Исмаил-бей Гаспринский однозначно заявил: "Её царствование одно из замечательнейших в русской истории, и тёмные, и светлые стороны его имели громадное влияние на последующие события, особенно на умственное и культурное развитие страны".

Под его словами, думаю, подписались бы и греческий писатель и краевед Василий Христофорович Кондараки, и армянский архитектор П.Я.Сеферов, и караимский просветитель И.И.Казас. Поэтому, когда по инициативе дворянства Тавриды в Симферополе началось возведение памятника Екатерине II, многие крымчане пожертвовали на его сооружение сколько могли.

Памятник императрице был отлит по проекту профессора Н.А.Левицкого, выигравшего конкурс Академии художеств. В 100-ю годовщину присоединения Крыма к России в городском саду Симферополя горожане заложили первый камень в его основание. Чтобы закончить постройку, потребовалось целых 7 лет. Лишь 18 октября 1890 состоялось торжественное открытие монумента.

На мраморном пьедестале была установлена бронзовая статуя царицы в полный рост. В правой руке она держала скипетр, левой - указывала на город. Ниже располагались фигуры её соратников, осуществлявших присоединение Крыма. Впереди были установлены скульптуры светлейшего князя Г.А.Потёмкина и В.М.Долгорукова-Крымского. Слева стоял поясной бюст А.В.Суворова, справа - российского атташе в Турции Я.И.Булгакова. Надпись на постаменте гласила: "Екатерине II в царствование Александра III".

С другой стороны был выбит барельеф с изображением встреч государыни в Крыму в 1787 году. Под ним ещё одна надпись: "Таврическое дворянство при участии всея России. В память столетия присоединения Крыма 1783-1883".

Новое революционное правительство не пожелало терпеть в самом центре Симферополя памятник императрице и её соратникам. Скульптуры были сброшены с постамента и отправлены на переплавку. Их место занял рабочий, разбивающий оковы на земном шаре. Впрочем, и он просуществовал лишь до 1940 года.

Сейчас место монумента, бывшего когда-то достопримечательностью Симферополя, занимает неработающий фонтан.

27 октября 1890 года газета "Перевозчик", издаваемая Гаспринским на русском и крымскотатарском языках, писала:

"Мусульмане бывших Казанского и Крымского ханства с благоговением поминают память Высокой царицы Екатерины Второй, той, "Катарина Падаша", имя которой священно для мусульман и известно в богатом серале мурзы и в бедной лачуге селянина...".

Современные соплеменники мыслителя "забыли" о том, сколько всего значительного сделала для них великая самодержица. Ну что же! А мы-то, русские, её единоверцы, почему не позаботились о том, чтобы памятник "самой русской императрице" был восстановлен?

Пришла пора восстанавливать историческую справедливость.

А она требует, чтобы крымчане отдали должное поистине великой императрице, вернув памятник ей на его законное место.

Но и этого мало. Было бы правильно восстановить сегодня старые названия улиц, носивших имена великих людей, чья жизнь связана с Крымом. Например, вернуть ул. Карла Маркса её прежнее название - Екатерининская, ул. К.Либкнехта - Долгоруковская, ул.Киевской - Мюльгаузенская, ул. Шмидта - Потёмкинская.

Мы будем недостойны своей великой истории, если не дадим имени прославленного русского полководца А. В.Суворова (которое носит сейчас крошечный спуск) одной из главных улиц крымской столицы. Ведь без Александра Васильевича и Симферополя не было бы. Если бы не расположился здесь лагерь его армии, вряд ли бы избрали это место для губернского города. Было бы справедливо назвать именем Суворова главную улицу Симферополя - нынешний проспект Кирова. Лично я ничего не имею против Сергея Мироновича, но нельзя даже сравнивать его роль в истории Крыма (в котором он, кстати, ни разу не был) со значением для неё Александра Васильевича Суворова.

Конечно, на замену табличек, указателей потребуются деньги, а их, как всегда, нет, но ведь нашлись же средства для переименования улиц Турецкой и Караимской. Никто и не настаивает на немедленном возвращении старых названий всем улицам. Позаимствуем для этого опыт дореволюционной России. Тогда все, кто любил свой край, свою историю, объединялись и постепенно, по мере накопления средств, фундаментально увековечивали память героев и патриотов Отечества. Неужели нам это не по силам?!

Владислав РЯБЧИКОВ, Май-ноябрь 1999 года, Крымская правда 25.05.2007.


Назад в раздел "Публикации"

Назад на главную > > >


SpyLOG ТОП Русских патриотических сайтов Кольцо Патриотических Ресурсов www.русскоедвижение.рф
Free counters!

Используются технологии uCoz