ВОССОЗДАНИЕ АВТОНОМИИ.
КАК ЭТО БЫЛО.

Борис КизиловИсторический факт имеет свойство: понять его можно по истечении определённого времени, но по истечении времени вокруг него накапливается столько инсинуаций, наслоений и просто лжи, что понять его бывает часто затруднительно. В своей статье я хочу восстановить по горячим следам некоторые принципиальные события, которые, особенно в последнее время, стали искажаться в сознании крымчан. Я не рассматриваю здесь идеи и постановления центральных союзных органов (в частности, комиссии Г.Янаева), посвящённые восстановлению автономии, т.к. их, скорее всего, ждала судьба небезызвестного, допустим, обещания о наделении граждан СССР жильём.

Кто и когда выдвинул тезис о воссоздании автономии?

Для начала можно просто обратиться к публикациям в крымской прессе того времени.

Итак, «Крымская правда» в период весенней избирательной кампании 1990 года по выборам в Крымский областной Совет публикует предвыборные платформы следующих организаций: Крымского обкома Компартии Украины, ассоциации «Экология и мир», общества «Мемориал», организации «Демократическая Таврида».

Из этих вышепоименованных организаций только «Демократическая Таврида» (председатель - Константин Дидук) развернуто поставила вопрос о политическом обустройстве Крыма. «ДемТаврида» считала, что на данном историческом отрезке Крым заслуживает статуса союзной республики. В своей платформе1 «ДемТаврида» также тезисно обрисовала будущее государственное устройство Крыма; в частности, положение о русском языке как государственном впервые прозвучало там. Тезис о придании Крыму статуса «многонациональной союзной республики с введением экономической самостоятельности и регионального хозрасчета» содержался и в платформе ассоциации «Экология и мир»2 В отличие от упомянутых документов, платформа обкома3 КПУ содержала только тезис о Крыме как всесоюзной здравнице, который можно было рассматривать, как желание местной власти получить от Центра экономические льготы и преференции. Не более того. Наряду с этими организациями в ходе избирательной кампании хорошо проявили себя городские клубы избирателей. Кандидаты в депутаты от этих клубов, как правило, тоже хотели восстановления автономии. Особенно мощно выступил Симферопольский клуб избирателей – он получил половину мест (13 из 26) в Крымоблсовете по городу Симферополю.

Изготовление штучных деталей.

Таким образом, можно сказать (это особенно ясно тем, кто помнит обстановку выборов начала 90-х годов, систему депутатских наказов, живой контакт с избирателями и т.д.), что идея воссоздания автономии не была привнесена извне («рука Москвы»), не была желанием сохранить коммунистический заповедник в Крыму, а являлась страстным стремлением простых крымчан, помнящих, что такое для Крыма 1954-ый год, крымчан, не желающих расставаться со своей Родиной, как бы она ни называлась: Советский Союз, СНГ, Россия.

Продолжая тему выборов в Крымоблсовет 1990-го года, надо отметить, что, несмотря на успешную для них кампанию, достижения неформалов были относительны — подавляющее большинство мест в облсовете заняли представители обкома КПУ. На первой сессии облсовета в апреле 1990 года они сформировали структуры облсовета, допустив в президиум только двух неформалов; успешно погасили попытки неформалов рассмотреть вопрос об автономии (выступления депутатов Ю.Мешкова и Б.Кизилова).

Получив «отлуп» на сессии, мы, естественно, пошли другим путём. На ближайшее заседание комиссии по законодательству депутат Ю.Мешков принёс письмо-обращение к депутатам всех уровней с предложением рассмотреть и решить вопрос об автономии. Неожиданно большинство членов комиссии (а большинство принадлежало коммунистам) поддержало инициативу Ю.Мешкова. Впрочем, почему неожиданно? Потом в откровенных разговорах выяснилось, что они в этом вопросе нам не враги, и даже не оппоненты, но вот положение их обязывает, партийная дисциплина и т.д. и т.п. Эта идиллическая картина смазалась буквально через полчаса — пришёл кем-то извещённый Г.Капшук, зампред облсовета, он же — секретарь обкома КПУ и устроил разнос комиссии за принятое решение. В ходе горячей политической дискуссии имел место физический контакт между Ю.Мешковым и Г.Капшуком. Итог диспута — через пару дней комиссия по законодательству отменила своё решение по письму Ю.Мешкова.

Но не тут-то было. Депутаты-неформалы не сложили руки. Был создан оргкомитет по проведению собрания депутатов всех уровней. По ответам депутатов Крымоблсовета было понятно, что большинство их горячо поддерживают нашу инициативу. Всё это проходило на фоне, мягко говоря, прохладного отношения обкома КПУ. Моя детализация событий того времени обусловлена желанием подчеркнуть, что на первоначальном этапе обком КПУ не только не помогал инициаторам воссоздания автономии, но и всячески противодействовал им. И чем дальше мы отходим от событий того времени, тем больше появляется инсинуаций вокруг этого вопроса...

Итак, неизвестно, во что бы вылилась наша инициатива, если бы не резкое изменение отношения обкома КПУ к вопросу о воссоздании автономии. Сработал принцип, хорошо описанный в «партийной» поговорке тех времен: «Если пьянку нельзя предотвратить, её надо возглавить!». И вот уже именно обком партии возглавляет весь процесс, на июньской сессии облсовета создаётся оргкомитет по восстановлению автономии, раздаются поручения, определяются сроки. Весь облсовет дружно работает во имя одной цели: воссоздание автономии. Впрочем, подобные изменения в действиях обкома удивительны только для тех, кто не помнит, в какой обстановке протекали тогдашние события: основной их лейтмотив — угроза распада СССР и, в связи с этим, желание Центра противопоставить сепаратизму союзных республик центростремительные тенденции автономий. Подтверждение тому — поездки делегаций Крыма в Москву, встречи с Лукьяновым и Нишановым. Двойственной в итоге оказалась и формулировка крымского референдума: с одной стороны, нежелание разозлить Украину (поэтому подразумевалось, что автономия в составе Украины), с другой, — повышение значимости автономии (субъект Союза). Прояснить ситуацию мог бы тогдашний председатель облсовета Н.Багров, но я никогда и нигде не слышал его высказываний по этому вопросу.

Вадим Мордашов: о референдуме 20 января 1991 года > > >

Итак, политическая воля облсовета проявилась в полной мере и закончилась референдумом 20 января 1991года. Дальнейшее уже не так интересно. За исключением нескольких моментов: кому принадлежит идея референдума и провокационная роль руководителей райисполкомов...

Сначала о референдуме. Последнее время в прессе и по телевидению ряд деятелей приписывают идею проведения референдума обкому КПУ. Опять же обратимся к документам и хронологии.

Задолго до того, как обком партии подхватил инициативу, идея решения вопроса о воссоздании автономии путём проведения референдума зафиксирована в предвыборных платформах кандидатов в депутаты облсовета Юрия Розгонюка, Сергея Ефимова и других. Затем, на сентябрьской сессии 1991 года именно С.Ефимов внёс в повестку дня вопрос о воссоздании автономии именно путём проведения референдума4. На что сессия облсовета прореагировала положительно. И только уже затем, в ноябре, состоялся пленум обкома КПУ, на котором была поддержана идея о проведении референдума. Таким образом, идея проведения референдума принадлежит депутатам Крымоблсовета, самому облсовету, но никак не Крымскому обкому КПУ.

Не всё так гладко и консолидированно было в решениях облсовета и крымского сообщества в целом по вопросу о воссоздании автономии. Вдруг неожиданно негативно проявилась группа депутатов из нашего же неформального «Демократического Крыма» по ключевому вопросу об утверждении «Положения о референдуме». Эта группа во главе с Ю.Комовым и Б.Васильевым выступила резко против этого документа. Ю.Комов четырежды в течение сессии менял свою точку зрения и, в конце концов, проголосовал против принятия «Положения…», без которого не мог состояться референдум. Интересно, что теперь многие из той группы — во главе патриотов автономии.

Зимой 1992 года своеобразно проявилась влиятельная группа из 18-ти председателей горрайисполкомов Крыма. Своеобразие состояло в желании провести референдум в северных районах полуострова по отделению их от Республики Крым и присоединению к Херсонской области Украины. Главным инициатором, можно сказать, забойщиком, у них был тогдашний мэр Красноперекопска и депутат Верховного Совета Украины С.Куницын. Теперь он тоже создатель и патриот автономии.

Автономия состоялась — и это главное. И даже не важно, кто первым сказал «мяу». Важно, кто, какие цели преследовал в этом процессе: занять ли почётное место в Совете или Кабмине, набить ли карман в суете политической борьбы. Знаю, что для меня и моих коллег-единомышленников воссоздание автономии было промежуточной целью, а главной и конечной — сохранение Крыма в едином государстве — России. Уверен, что так и будет.


Литература:
1. Платформа общественной организации «Демократическая Таврида».- «Крымская правда», 16 февраля 1990 г. . . . 
2. Платформа Крымской областной ассоциации «Экология и мир».- «Крымская правда», 17 февраля 1990 года
Платформа Крымской областной партийной организации к выборам в республиканский и местные Советы народных депутатов.- «Крымская правда», 16 января 1990 года
4. Зарубин В., Кизилов Б. Как рождалась государственность.- «Крымские известия», 19 марта 1993 года

См. также: "КАК ЭТО БЫЛО". К вопросу о референдуме из первых рук . . .

Вадим Мордашов: "О референдуме 20 января 1991 года" > > >


Борис Кизилов,
депутат Крымского областного Совета (1990-1992гг.); депутат Верховного Совета АР Крым (1992-1998 гг.)

Опубликовано в сборнике: Автономная Республика Крым в ХХI веке: опыт, проблемы, развитие / Материалы научно-практич. конф. – Симферополь: АнтиквА, 2006.-с. 71-75


Республика Крым и Президент Крыма Ю.А.Мешков > > >

В раздел "Публикации"

Назад на главную > > >


SpyLOG ТОП Русских патриотических сайтов Кольцо Патриотических Ресурсов www.русскоедвижение.рф
Free counters!

Используются технологии uCoz